БЛАГОДАРНОСТЬ. Пьеса (посвящается фальсификаторам).

- Анна Ивановна…Анна Ивановна!
Анна Ивановна вздрогнула, услышав знакомый голос. Разум диагностировал, что она находится во сне. Задней мыслью Анна поняла, что переживает один из тех моментов, которые называют сон как наяву.
- Анна Ивановна, это я.
- Да, Владимир Владимирович. Так непривычно слышать вас во сне.

На черном фоне проступили знакомые очертания обладателя голоса. Анна Ивановна кокетливо улыбнулась и натянула одеяло посильнее.

- Да вы не смущайтесь. Мы одни. Это сон. Всё останется между нами.

Анна Ивановна впала в замешательство, не зная, как она должна себя вести в такой момент.

- Не бойтесь. Это нормальная реакция, все её испытывают, когда я приближаюсь. Я и сам, признаться, веду себя не всегда разумно – стесняюсь, смущаюсь чего-то, глупо шучу…ну вы знаете...до сих пор не могу привыкнуть к людям. Но надо. Должность обязывает. Я к вам по делу – продолжил Путин – не буду ходить вокруг да около, я пришел к вам, чтобы отблагодарить.

Повисла пауза.

- За что вы хотите отблагодарить меня, Владимир Владимирович? Я не понимаю.
- Ну как за что…удивлён, что вас нужно наводить на мысль. Март прошлого года… Выборы…
Анна Ивановна густо покраснела.
- Ну зачем вы так? Те 526 неиспользованных бюллетеней, которые вы мне добавили… Это был достойный поступок. Ведь вы думали о стране. Осуществляли вклад в её будущее, внесли лепту в её безопасность.

Анна Ивановна почувствовала, как напряжение начинает спадать. Ей было приятно слышать высокую оценку её заслуг перед страной от первого лица.

- Ну вот видите – обратив внимание на сходящий с лица Анны испуг, произнёс Путин – Всё в порядке. Вы сделали хорошее дело и я, как порядочный человек, обязан вас отблагодарить.
- Спасибо, Владимир Владимирович. Мне приятно это слышать. А то ведь знаете, говорят всякое. Что это преступление, что за это нужно давать сроки. Все эти ролики, осуждающие посты. Это такое психологическое давление…
- Бросьте. Зачем вы слушаете? Разве вы знаете хотя бы об одном случае, чтобы за это давали срок? Вы накручиваете. Не нужно слушать врагов России, разве вам Владимир Соловьёв недостаточно доходчиво объясняет? Распоряжусь, чтобы ему понизили жалование…
- Да нет, дело не в Соловьёве, он справляется на отлично…просто…почему-то всё равно не спокойно.
- Нууу, душа моя – приблизившись вплотную к кровати, проурчал Путин – не нужно быть такой мнительной. Вы сделали всё правильно. Мы же с вами прекрасно знаем, какие катастрофические последствия ждут страну, если её президентом станет кто-то другой.
- В этом у меня, Владимир Владимирович, никаких сомнений нет.
- Ну и вот! – Путин присел на край кровати. Анна Ивановна вздрогнула – а теперь давайте перейдем к делу.
- К какому делу?
- К моей благодарности, конечно же.
- Но того, о чем вы сказали вполне достаточно. Вы меня успокоили.
- Что же вы так обо мне плохо думаете – как о неблагодарном человеке? Я хочу доставить вам благо.
- Какое благо?
- Я совершу с вами половой акт. Это и будет моя вам благодарность. За всё, что вы для меня сделали.

Анна Ивановна захлопала глазами и затаила дыхание. Она смотрела на собеседника в упор, поражаясь тому, насколько реалистично происходящее. Она сделала попытку проснуться, но не смогла.

- Но…как…почему вы вообще уверены, что я вам помогала.
- Бросьте. Мои люди повсюду. Они отметили ваши усилия. У меня длинный список. Видите, к вам я попал лишь спустя полтора года. Двигаюсь пофамильно, чтобы не запутаться. Около 30 человек за ночь. К некоторым приходится возвращаться, уж больно, знаете ли, хороши. Дошёл только до буквы Б. У вас же Бударина фамилия? Анна Ивановна? Учитель истории, школа №74, г. Углегорск, классный руководитель 7-А? Нет никакой ошибки?
- Да, это я.
- Вот видите, мне всё правильно доложили. Даже не думал, что столько людей мне помогают. Был приятно удивлён, когда мне сообщили. Нужно отметить каждого. Это мой долг.
- Я не понимаю, чего вы хотите – предпринимая отчаянную попытку прервать события сна, произнесла Анна Ивановна.
- Перестаньте. Я всё сказал. Не тяните моё время. Давайте начнём.
- Но у меня муж… - Анна Ивановна вновь покраснела, даже сквозь сон сознавая нелепость происходящего.
 - Я понимаю, но ведь это всего лишь сон. Кроме того, мне доложили, что среди российских женщин я возглавляю список секс-символов. Мне это приятно. Я не хочу, чтобы за мной закрепился статус пустышки и должен оправдать в том числе и это доверие.
- Но, Владимир Владимирович, может быть я могу получить вашу благодарность в каком-то ином виде? Например материально – набравшись смелости заявила Анна Ивановна.
- Что? Разве вам не заплатили? Я тотчас позвоню руководителю аппарата, и мы во всём разберёмся. Это возмутительно, что там у вас себе в администрации позволяют? Как можно было украсть у честной женщины 5 тысяч рублей, которые мы выделили каждому фальсификатору?
- Нет, 5 тысяч мне заплатили…
- Уф, напугали, ну вот, значит всё в порядке.
- Но Владимир Владимирович, этой оплаты хватило только на два похода в Пятёрочку.
- Подождите, я не могу понять, вы хотите обвинить меня в невыполненном обещании? Вам же обещали 5 тысяч?
- Да
- И что же вы хотите?
- Ну, я подумала, что, может быть…если моя помощь оказалась полезной…ведь вы вроде благодаря этому занимаете пост главы государства…скоро уже четверть века…
- Милочка, так поэтому я и здесь. Чтобы вас отблагодарить. Но деньгами не могу. Денег нет. Сложная внешнеполитическая ситуация. Вы не представляете под каким давлением приходится работать. Буквально хожу по лезвию ножа. Все силы уходят на сдерживание агрессии запада. Опять же, мне постоянно докладывают, что ваша зарплата растёт и опережает темп инфляции. Кто же виноват, что вы не умеете выстраивать семейный бюджет? Берите пример с меня – я справляюсь прекрасно. Я даже не знаю, сколько я зарабатываю. Живу как небесная птаха. Что пошлёт Бог. Всё для страны и её величия. Не время, душечка, думать только о себе.
- Согласна. Стране сейчас тяжело.
- Очень тяжело! Вы даже не представляете как! Хорошо, что вы всё понимаете!

Возникла пауза. Наконец Анна набралась смелости и выпалила:

- Но, Владимир Владимирович, вы же подняли мне пенсионный возраст. У меня даже сложилось впечатление, что это решение было принято вами еще до выборов. Получается…я вам…а вы мне…
- Стоп! Давайте разберёмся. Я разве не попросил вас отнестись с пониманием? Смотрели моё видеообращение?
- Попросили.
- И?
- Ну да. Вы правы.
- Вот и хорошо. Ну, Анна Ивановна, если мы достигли с вами понимания по всем спорным вопросам, то предлагаю больше не терять время, мне еще нужно успеть до утра к вашей подружке заглянуть, Ольге…как её там по отчеству – насколько помню, вы с ней вместе в неиспользованные бюллетени галочки за меня проставляли. Не могу не отметить её искреннюю верность.
-  И все же, Владимир Владимирович…
- Не нужно больше слов. Не стоит благодарности. Просто примите удобное для себя положение. Я могу в любых. Делаю это, знаете ли, постоянно. И с отдельными индивидуумами, и со всей страной. Больно не будет, обещаю. Тем более, вы должны были давно привыкнуть. Мне всё время докладывают, что вы получаете удовольствие и хотите продлить. Разве вы не слышали, что уже как минимум половина Россиян попросила меня остаться после 24 года? Или хотите сказать, что вы не из их числа?
- Ну что вы, Владимир Владимирович…как вы могли подумать…
- Ну вот и хорошо. Приступим…

Анна Ивановна издала усталый вздох и, принялась устраиваться в удобную позицию. Она поймала себя на том, что испытывает какое-то странное, пограничное состояние. Между сном и явью. Всплыли яркие фрагменты воспоминаний того дня, когда она выгружала на стол из-под кофты 526 злосчастных неиспользованных бюллетеней, пока секретарь комиссии, её давняя подруга Ольга, отвлекала чужого наблюдателя придирками о его чрезмерном приближении к месту подсчета голосов.
Тогда всё тоже было будто во сне. Было сложно совместить в голове то, чем ей – учителю года, награждённой в приёмной самого губернатора, почётному работнику образования – приходится заниматься.

Идентичность ощущений испугала Анну, она вздрогнула и внезапно открыла глаза. Она обнаружила себя на четвереньках и испытала прилив стыда.
В комнате было темно и тихо. Бешено билось сердце. Темнота скрывала залитое густой краской испуганное лицо Анны. Она медленно опустилась на бок, свернулась калачиком, натянув одеяло на голову и тихонько заплакала.
Какой ужасный, неприятный сон – подумала Анна Ивановна - Но никто об этом не узнает, завтра будет новый день, она будет улыбаться и делать свою привычную работу. Звонки, тетрадки, мел, перепалки с детьми. Привычный ритм, который всегда действовал на Анну как анестезия, ход вещей, за которым всегда можно было спрятать любую свою горечь и потушить пламя помыслов, если они начинали уводить куда-то в сторону.

Слёзы потихоньку высохли. Анна Ивановна вновь начала погружаться в сон.
И всё-таки, как же тактично и не вызвав подозрений узнать у Ольги чем закончился визит к ней Владимира Владимировича? Я ведь её, стерву, знаю, вряд ли она стала ломаться как я – промелькнула последней шальная мысль прежде, чем сон увлёк за собой в свои лабиринты разум Анны Ивановны.

Почему же люди выходят на улицы?



Вот две диаграммы. На одной из них – данные явки по всем участкам моего района.
На второй – результат выдвинутого списка ЕР в депутаты районного совета.
Желтым цветом обозначены участки, на которые я направил набранную мной команду наблюдателей. Для всякого здравомыслящего человека очевидно, что явка на участки не может зависеть от того, находится ли в день голосования на участке наблюдатель из команды Чернова или нет.
Но, по странному стечению обстоятельств, туда, где были мои наблюдатели, люди идти голосовать категорически не хотели. Ладно, смиримся с этим. Немного удивительно, как избиратели об этом узнали и почему у них такое отвращение к независимым наблюдателям, но не будем заострять внимание на этом моменте.

Но вот вторая диаграмма. Та, где результаты Единой России.
Все учёные мира без исключения, все образованные люди, все, у кого хотя бы немного работает мозг, согласятся с тем, что результат ЕР не может зависеть от явки. Не может быть такого, что если на участки приходит меньше людей, то среди пришедших мало сторонников Единой России. И наоборот – если голосующих много – доля сторонников ЕР увеличивается.
Это полнейший абсурд, дикость, тупое вранье. Так не может быть. Вообще никогда. Ни при каких обстоятельствах.
Однако, в Таштагольском районе это именно так.

Эти две картинки сами по себе, без каких бы то ни было дополнительных сведений, являются самодостаточным неоспоримым доказательством того, что результаты на других участках, где не было моих наблюдателей – сфальсифицированы. Есть еще два участка с приближенными к нашим результатам, там работали два принципиальных члена комиссий от ЛДПР и мы их знаем.

И если выборы на 36 участках района сфальсифицированы, это означает, что полученные результаты нелегитимны. Результаты таких выборов должны быть аннулированы. Совет народных депутатов района – орган, сформированный с помощью мошенничества и наглого обмана избирателей. Он должен быть распущен и должны быть назначены новые выборы.
Не имеет никакого значения – насколько все эти люди хорошие или достойные – если они получают свою власть незаконно, мошенническими средствами – то они преступники и должны нести ответственность перед законом.
И пока буквально каждый человек не осознает эту простую, примитивную истину, мы никуда не продвинемся. Страна так и будет топтаться на месте.

Они не просто совершают преступления. Они уничтожили саму возможность понести ответственность за свои преступления.
Следствие, прокуратура, суды действуют абсолютно синхронно и в плотнейшей спайке.

Сегодня не существует законных средств борьбы с этими мошенниками.
Вот почему люди выходят на улицы.
Нет никаких других причин. Только это.

Спасти рядового Шмидт



В ходе нашей борьбы за честные выборы одной из наших задач является собрать неопровержимые доказательства участия правоохранительной системы в фальсификации результатов.
Много усилий для этого прикладывать не приходится – если последовательно и настойчиво продвигаться по всем этапам привлечения нарушителей к ответственности, правоохранительная система сама начинает активно доказывать свою причастность. Остаётся лишь фиксировать незаконные действия и успевать записывать фигурантов, число которых растет от этапа к этапу.

Если вы до сих пор по каким-то причинам несерьезно относились к выборам, то прочитав этот материал, вы осознаете, с какой серьезностью относится к выборам государственная машина.
Вы увидите, насколько масштабные усилия и ресурсы фальсификаторы готовы бросать на то, чтобы отстоять возможности продолжать заниматься фальсификациями.
Итак, поехали.

Закон предписывает публиковать в СМИ итоговые финансовые отчеты кандидатов после сдачи этих отчетов в установленные сроки в избирательную комиссию.
Ответственность эта возлагается на председателя ТИК.
Официальным печатным органом, учрежденным администрацией г. Таштагола является газета «Красная Шория» - именно там должны были быть опубликованы итоговые отчеты кандидатов.

Мы спокойно дождались сроков сдачи отчетов и сроков их публикации и отправились в библиотеку, чтобы ознакомится с этими сведениями.
К своему удивлению, данной информации в номерах газеты мы не обнаружили.
Газеты содержали приложение «Официальный вестник», но отчетов там не было.
Это нарушение. В отношении председателя ТИК, допустившего такое нарушение, законом предусмотрен штраф в 10 тыс. рублей и увольнение из избирательной комиссии.

30.10.18 от нас в адрес прокурора Карманова А. В. поступило первое сообщение о нарушении.
А теперь смотрите, как стремительно будет нарастать снежный ком, и к защите председателя ТИК постепенно подключится огромное число должностных лиц.
Председателем ТИК является Анна Шмидт. Она состоит в близких отношениях и была долгое время связана по работе с супругой главы района. Её муж многие годы работает водителем главы района. Мы прекрасно понимаем, как и почему именно Анна Шмидт возглавила ТИК Таштагольского района после того, как предыдущий председатель, окончательно подорвав своё здоровье, покинула свой пост после скандального проведения своих последних выборов в марте прошлого года.
Неизвестно, что является главной причиной, почему системе понадобилось защитить неопытного председателя – из-за близких отношений с четой главы района или по каким-то иным соображениям, но факт остается фактом – система приняла решение – этого бойца мы терять не намерены.
И понеслась.

Прокурор направляет наше заявление на рассмотрение председателю избиркома Кемеровской области Батыреву П. Е.
27.11.18 мы получаем ответ от Батырева, в котором он сообщает, что сделал запрос Шмидт, а та ответила, что сведения она опубликовала в соответствии с законом.
Мы, как честные и порядочные граждане, критически настроенные даже в отношении своих собственных способностей воспринимать информацию, вновь направились в библиотеку и убедились, что все официальные вестники как положено присутствуют в тех номерах, где они должны быть и теперь мы даже обладали официальной информацей от Батырева, в каких именно номерах опубликована искомая информация. Это номера газеты за 13.09.2018,  20.09.2018, 11.10.2018 и 18.10.2018.
Ни в одном из этих, ни в ближайших номерах отчетов кандидатов не оказалось.

Незамедлительно прокурору было направлено второе обращение, содержащее заявление о служебном подлоге.
Что, думаете, делает прокурор?
Он опять перенаправляет заявление Батыреву.
Копию прокурор направляет начальнику СК по г. Таштаголу Лунину В. Л. «для проведения проверки».
Что делает следственный комитет? Вы не поверите. Зам руководителя СО Власюк О.В. направляет наше заявление всё тому же председателю избиркома Батыреву и параллельно – руководителю областного Роспотребнадзора Банных. И.В.

Время идёт и 10.12.18. от нас поступает третье обращение к прокурору с требованием провести прокурорскую проверку, так как дело волокитится и никаких результатов нет.
Городская прокуратура перенаправляет обращение в областную прокуратуру, сообщая, что она не осуществляет контроль за деятельностью областной избирательной комиссии.
28.12.18. поступает ответ от Батырева с отказом в возбуждении дела об административном нарушении
23.01.19 от Батырева приходит аналогичное письмо.
09.01.19 письмо от Роспотребнадзора (Банных И. В.) в котором сообщается, что нарушений не установлено.
14.01.19 сотрудник облпрокуратуры Игнатов И. Н. сообщил, что оснований для применения мер прокурорского реагирования не имеется.

12.02.19. мы пишем в прокурору Кемеровской области, просим отменить решение Игнатова и провести повторную проверку.
Ровно через месяц 12.03.19, получаем ответ от сотрудника обл.прокуратуры Тимошичева А.М., который сообщает, что основания для принятия мер прокурорского реагирования отсутствуют.
18.03.19. от нас поступает заявление прокурору Кемеровской области с прошением отменить решение Тимошичева А.М.
Наконец, 02.04.19. получаем ответ от прокурора области Бухтоярова П.В. с той же самой формулировкой – основания для принятия мер прокурорского реагирования отсутствуют.

Примерно в этом месте повествования я бы собрал всех комментаторов, которые лениво развалясь на диване любят написать – а вы вообще какие-то заявления о нарушениях подаёте или только в интернете стонете? Есть же менты, прокуратура, суд – почему не обращаетесь туда?
Мы обращаемся, тупые, ленивые тролли. Только вот там, куда мы обращаемся, сидит такая же бессовестная нечисть как и вы.

Итак, операция по спасению рядового Щмидт в самом разгаре.
Немного отвлечемся и порассуждаем – почему системе настолько важно сохранить председателя ТИК?
Мы уже убедились, что они относительно легко могут пустить в расход рядовых членов, председателей комиссий и даже работников администраций, как в случае доведения нами до суда дела о каруселях, организатором которых была признана заместитель главы района Бучевская Т.Д.
Но подвергнуть наказанию и увольнению председателя ТИК – означает пустить огромную трещину по избирательной системе целого района, а то и всего региона.
Вербовка на эти ключевые посты лежит в зоне ответственности глав районов.
Пойти на такие риски система себе позволить не может.
Председателей ТИК – всего несколько десятков на весь регион и сеять среди них панику – недопустимо.
Они должны быть защищены и окружены заботой, если администрация хочет, чтобы выборы фальсифицировались без сучка без задоринки.

Вернёмся к нашей истории. К этому моменту в прокуратуре области уже лежат якобы официальные вестники, с опубликованными отчетами, о чем прокуратура сообщает в одном из писем.
Нас раздирает любопытство – что же там за газеты, ведь мы то знаем, что в настоящих газетах никаких отчетов нет.
Мы пишем заявление на ознакомление с материалами дела, и 04.04.19. легенда и гроза фальсификаторов Ташкеев Н.И. получает доступ к отвратительного качества, безобразно, на коленке изготовленным листам, обозначенным дробными числами, с гордым названием «Официальный вестник».
Делаем снимки, отсылаем экспертам и вместе с ними громко смеёмся, одновременно ужасаясь тому, что следствие, прокуратура и обл.избирком организованно занимаются покрытием должностного преступления – подделки документов.

Здесь мы вынуждены задуматься, какое ко всему этому отношение имеет газета Красная Шория, которая имеет крошечную редакцию, возглавляемую дочерью депутата муниципального совета Рябченко Л.Н., которая, в свою очередь, прошла в депутаты по списку ЕР исключительно благодаря тому, что на участках, которые мы не смогли обеспечить наблюдением, результат ЕР был сфальсифицирован с завышением на 30-40%.
Участвовала ли редакция Красной Шории в изготовлении подложных номеров вестника? Пока мы этого не знаем. Но узнаем обязательно.

Итак, перед Ташкеевым лежат стопроцентно фальшивые листы формата А3, выдаваемые за официальные, своевременно выпущенные номера газет.
Мы в некотором охренении от такой сверхнаглости правоохранительной системы и незамедлительно составляем новое заявление прокурору области, в котором требуем определить подлинность представленных номеров газеты.
09.04.19 сотрудник прокуратуры Игнатов И.Н сообщает, что наше заявление передано в Следственное управление СКР по Кемеровской области.
22.04.19. мы получаем письмо от сотрудника СК Патлах О.В.. Сообщается, что заявление направлено в следственный отдел по. г. Таштаголу.
А теперь сядьте, если вы стоите.
08.05.19. Следователь СК по г. Таштаголу, Айкин Е.С. Сообщает, что направил заявление на рассмотрение председателю обл.избиркома Батыреву, так как не усматривает состава преступления и вообще газета Красная Шория не является никаким официальным документом.

Захотелось орнуть? Не сдерживайте себя. Можно.
Вот так и работает вся эта шайка-лейка, когда дело касается наших с вами законных прав.

А вчера мы побывали в суде, который состоялся по нашему заявлению на бездействие следователя СК Айкина Е.С. Кстати, он состоит в родственных связях с главой района.
Как вам вообще весь этот спрут? Классно же?
И знаете, что сказал нам вчера судья? "Может вы как-то неправильно защищаетесь?"
Да в общем-то он и прав. Нам-то надо уже давно с вилами, а мы всё с бумажками носимся.
Судья объяснил нам, что вмешиваться в работу следствия он не имеет права и если следователь не видит состава преступления, то так тому и быть.

Они не видят. Они в целом не видят ничего дурного в том, чтобы дрючить нам мозги, водить за нос, совершать любого рода фальсификации. Ведь всё это касается столь малого – наших законных прав и свобод, которые и самим-то нам нафиг не нужны, а уж им и тем более.
Операция «спасти рядового Шмидт» набирает обороты и самый трэшачок ждёт нас впереди.
А так-то выборы не важны. Не.

С любовью к Киселёвску



Это город Киселёвск, Кемеровской области. Точнее - территория, на которой он располагается. Попробуйте найти среди пятен угольных разрезов город с населением 90 тысяч человек. Эти 90 тысяч очень нужны, когда на выборах необходимо переизбрать действующую власть и не нужны в остальное время.

Я пытаюсь представить себя на месте жителей Киселёвска и мне становится плохо. То, что происходит с ними – это чудовищно и несправедливо. Я бы очень хотел их как-то поддержать, но эта ситуация как раз из разряда тех, о которых говорят – спасение утопающих в руках самих утопающих.
Если бы я мог обратиться с небольшой речью к жителям Киселёвска, то это бы прозвучало так:

Но прежде, чем я произнесу эту речь, я хочу сделать отступление и провести несколько параллелей между Германией и Россией.
Так уж вышло, что наши страны тесно связаны исторически. Обе наши страны обладают огромными запасами угля, обращение с которым является одним из фундаментальных столпов экономики, при этом, в нашей общей биографии записан факт нашей победы над Германией, что служит дополнительным вкусовым нюансом для сравнения.

Экономика Германии самая крупная в Европе и у неё колоссальные энергетические потребности, которые, большей частью, восполняются углём.
Германия приняла решение до 2022 года полностью избавиться от атомной энергетики, в связи с чем потребность в угле возросла.
Тем не менее, Германия держит устойчивый курс на полный отказ от использования угля, который по прогнозам состоится ближе к середине века.
Последняя угольная шахта Германии была закрыта в 2018 году. Остались только разрезы.

Естественный ход событий привёл к поглощению угледобывающих компаний крупными энергетическими гигантами.
И это логично – если уголь используется в основном для производства энергии, включение угледобычи в единый производственный цикл, оправданно. Это приводит к снижению себестоимости электроэнергии, что необходимо для обеспечения экономического роста.

Германия стремится к сокращению угледобычи, а это означает, что доля импортируемого угля растёт.
Крупнейшим поставщиком угля в Германию является Россия.
Всего 20 лет назад в России соотношение внутреннего потребления угля и угля, отправляемого на экспорт, было 9 к 1. Сегодня доля экспортируемого угля составляет 50%.

Чем же обусловлено движение противоположными курсами России и Германии в угольной отрасли?
Экологическими стандартами и технологией добычи.
Давайте бросим беглый взгляд на то, как организована работа немецкого разреза по добыче угля.


Вот один из крупнейших действующих разрезов.

Здесь добывается уголь для питания расположенных вблизи ТЭЦ.

Отметим, что богатый человек в Германии не может запросто как в Кузбассе, получить лицензию на добычу угля, и начать копать огромный карьер, продавая уголь куда ему заблагорассудится, набивая свои карманы баблом.
Добыча угля строго регламентируется потребностями экономики и не может вестись в ущерб экологическому и экономическому благополучию граждан Германии.

Прежде, чем разрез приступит к добыче, проводится кропотливая работа. Без учёта мнения местных жителей и соблюдения их интересов разрез не откроется.
Плюсы от соседства с разрезом для жителей близлежащих населенных пунктов должны перевесить минусы. Баланс интересов соблюсти нелегко, и на переговоры с городом может уйти много времени.

Местный муниципалитет становится владельцем акций и получает доход от добычи как акционер. То есть, деньги от продажи угля не утекают неизвестно куда, существенная часть прибыли остаётся в местности и работает на общее благо. Слышали ли вы о чем-то подобном в Кузбассе?
Нет. Напротив, наши угольщики не только не делятся прибылью, но и всё время добиваются для себя льготных условий налогообложения, стремясь к тому, чтобы свести, если возможно, свои расходы в части отчислений, к нулю.

Единственным плюсом, который кузбасские угольщики бросают как кость собаке, является аргумент – мы даем вам рабочие места.
Точно так же считают и власти. Обеспечение работой они считают совершенно самодостаточным условием для решения о добыче угля вблизи населенных пунктов.
То есть, они по умолчанию принимают местных жителей за работников угледобывающей отрасли, не допуская сомнений, что такая навязчивая профориентация населения без учета их предпочтений, выглядит весьма странно.

Важнейшим вопросом в работе угледобывающего предприятия Германии, является негативное воздействие на окружающую среду.



Угольные компании Германии работают под жесточайшим прессингом активистов, борющихся за полный отказ от использования угля. На границах угольных карьеров постоянно проводятся массовые акции. Самая крупная из них была организована в прошлом году и собрала 50 тысяч человек, которые выступили в защиту Хамбахского леса. Энергетическая компания хотела расширить границы добычи, вырубив небольшой лес и столкнулась с жёстким сопротивлением активистов, буквально поселившихся в лесу прямо на деревьях. Они основали там временное поселение, превратив его в место постоянного проживания сменяя друг друга. В результате они добились судебного запрета на вырубку леса.



Разрез располагается на безопасном расстоянии от населенных пунктов. Вредное воздействие, оказывающее какие-либо неудобства для местных жителей, минимизируются.
Другими словами, жители знают, что вон там, в той стороне есть разрез, но не обращают на его работу внимания, потому что его деятельность их не беспокоит.
Жилые сектора в обязательном порядке отделены от разреза достаточно широкой лесополосой.



Не может быть и речи о передвижении техники по дорогам общего пользования. Только технологические дороги.

Транспортировка угля осуществляется непосредственно от роторного экскаватора прямо до ТЭЦ по многокилометровым конвейерным лентам.
Никаких большегрузов, поднимающих тонны пыли.





На следующем изображении видно, что компании не позволили протянуть конвеер к ТЭЦ напрямую по каким-то причинам и конвейер пришлось запускать в обход. Между ковейерным полотном и ТЭЦ разместились поля и автотрек для внедорожных гонок.



Если ТЭЦ расположена далековато, уголь по конвейеру доставляется на погрузку сразу в вагоны состава, который отвозит его на ТЭЦ.
Железнодорожное полотно проходит в углублении искусственного оврага, ниже уровня поверхности земли – чтобы ветер не разносил угольную пыль при транспортировке.

В России в отношении угольной отрасли действуют сверхмягкие нормы и требования, и даже они не соблюдаются и грубейшим образом нарушаются. Заглянув в официальные сведения о бюджете, мы обнаружим, что компенсации за негативное воздействие на окружающую среду со стороны всех угольных предприятий вместе взятых, смехотворны. Например, в Киселёвске в 2018 году они составили 256 рублей в год в расчёте на одного человека. Вдумайтесь, компенсация за невозможные условия для жизни: угольные торнадо, червивую воду, горящую землю, черный снег, жителю Киселёвска составляет 70 копеек в день. И даже над расходованием этих средств люди не имеют никакого контроля.

Энергетические компании Германии имеют четко разработанный план перехода на возобновляемые источники энергии и двигаются курсом на полный отказ от использования угля.
При этом, учитываются все нюансы и когда это произойдет, можно быть на 100% уверенными в том, что экономика будет переформатирована таким образом, что отказ от угля не приведет к потере рабочих мест. А земли будут рекультивированы так, что следов угледобычи не останется.

Из отработавших своё угольных карьеров, в Германии часто создают озёра.



На берегу одного из таких озер действует музей под открытым небом. Туристы могут подняться на циклопических размеров погрузочную станцию, и стоя на огромной высоте, порассуждать о техногенном воздействии на природу со стороны человеческой цивилизации.



На территории музея на берегу искусственного озера под открытым небом проводятся какие-то массовые мероприятия.

Рядом с затопленным карьером можно видеть поля солнечных батарей и ветрогенераторы – таким образом ближайшая ТЭЦ осуществляет постепенный переход на источники возобновляемой энергии.

Никто не пытается скрыть как ведется работа разрезов. Наоборот – проводится политика максимальной открытости и прозрачности.
Предприятие создает на краю разреза оборудованные смотровые площадки и размещает там стенды, разъясняющие детали производственного процесса.







Люди должны знать, какой ценой и какими методами добывается энергия, обеспечивающая им жизненные удобства и комфорт. И добывающие компании создают все условия, чтобы дать людям такое понимание.
Это разряжает напряженность. Когда люди видят, что их интересы соблюдены и в конечном счете работа предприятия нацелена им во благо – это снимает множество вопросов.

Разрез превращается в объект туристической инфраструктуры.



Это кафе расположено прямо на границе разреза. Здесь есть всё необходимое, чтобы провести время. Прекрасная дорога, парковка, сквер, спортивный городок, детская площадка и парк развлечений.
Посмотрите на инфраструктуру сверху:



В это трудно поверить, но рядом с кафе есть огромное поле для гольфа. Но не для традиционного гольфа. Гольф, где ты, двигаясь от лунки к лунке, преодолевая препятствия из искусственных фигур и сложного рельефа, пытаешься отправить в лунку футбольный мяч ударом ноги.
Здесь же рядом, на окраине населенного пункта два футбольных поля.

За работой огромных экскаваторов можно наблюдать сидя в шезлонгах прямо на краю карьера.



А вечером здесь можно устроить даже романтическое свидание.



Слышали ли вы когда-нибудь хотя бы слово от нашей власти о планах отказа от добычи угля?
Ни один чиновник, никогда не проронил на этот счет ни слова.
А это означает лишь одно – уничтожение региона будет продолжаться, смертность будет расти, регион продолжит пустеть, а условия жизни остающихся будут неуклонно ухудшаться.
Если бы немецкие угледобытчики позволяли себе такое варварство, которое является стилем работы наших угольщиков, их бы изничтожили в кратчайшие сроки, пережевали и выплюнули косточки.

Обычный населенный пункт, расположенный в непосредственной близости с карьером живёт примерно так:



Это городок Эльсдорф. С прилегающими несколькими деревеньками его население составляет 21 тысячу человек.

Центр Эльсдорфа расположен всего в полутора километрах от края угольного карьера и выглядит так:



Здесь есть 50-ти метровый бассейн под открытым небом, с вышкой для прыжков. Детский бассейн с водяной горкой. Два стадиона (с искусственным и травяным покрытием). 6 теннисных кортов и две спортивные площадки. Посреди всего этого две огромные лужайки для загара, пикников и отдыха на траве.



И это далеко не вся спортивная инфраструктура поселка. В поселке есть футбольный клуб, у которого свои два стадиона и множество других общественно значимых объектов.

А у нас в Киселёвске не так! Хорошо, что вы это заметили!
Возникает вопрос. Как же так? Почему такая разница? Где вся эта идиллия в Киселёвске?

Демократия друзья.
В органы муниципальной власти здесь никаким образом не может просочиться говнюк, целью жизни которого является – лебезить перед начальством и плясать под дудку крупных бизнесменов. Такой здесь не просто не сможет задержаться в должности – он превратится в изгоя и скорее всего ему придется покинуть местность.
Поэтому мэр здесь с народом.
Вот, например, речь мэра небольшого городка, вблизи которого собираются открыть разрез.
«Это свинство, иначе не скажешь. После долгих раздумий я встретился с представителями партий и мы сказали – нам нужна ясность, чёткие формулировки, быть или не быть карьеру. Если да, то нам нужны гарантии по реализации этого плана на ближайшие 10 лет. И пока федеральное правительство и концерн RWE не представят нам их, город не будет принимать участие в переговорах»



Зацените друзья, мэр малюсенького городка вместе с представителями партий посылает в задницу федеральное правительство и энергетический гигант, у которого 18 тысяч сотрудников и отказывается даже садиться с ними за стол переговоров, пока они не перестанут мямлить и не сделают четких, конкретных предложений городу.
Обратите внимание, мэр говорит это съемочной группе телевидения прямо в церкви.
Это к вопросу о предназначении церквей. В здоровом обществе они являются центром общественной жизни, а не странным местом, где совершает свои магические обряды ряженый чародей под всеобщее непонимание что происходит.

Перевели дух? А теперь посмотрите на жалкое ничтожество, управляющее вашим городом.
С каких таких щей в кресле мэра сидит говнюк, который предает жителей города, который принимает решения, наносящие вред и ухудшающие положение горожан?
А всё просто – его поставили над вами, чтобы грабить вас.

И поэтому типичный вид на улице немецкого городка, расположенного на границе разреза такой:



А в Киселёвске такой:



Наверняка вам интересно, а как же в Германии решается вопрос переселения, если необходимость добычи делает такое развитие событий неизбежностью.
Компания обязуется воссоздать абсолютные копии населенных пунктов на новом месте. Не может идти и речи о лишении людей земли или ухудшении условий их проживания.
Но даже на такие условия жители идут крайне неохотно, до конца борясь за то, чтобы оставаться на земле своих предков. О переселении они говорят как о поражении.
Почувствуйте разницу – немец, которому создают прекрасные условия для переселения, упирается и не хочет покидать свою землю.

А кузбассовец мечтает о переселении, но ему никто не торопится не то что создать условия для этого, но переселяют исключительно, когда работа предприятия уже начинает жестко угрожать его здоровью и жизни, провоцируя жителя на то, чтобы он не выдержал и попытался решить вопрос смены места жительства самостоятельно.

Еще раз. Это важно. Когда немцы говорят о своём переселении, там вообще не озвучиваются вопросы материального плана. То, что их имущественные права и выгода будут соблюдены – не обсуждается. Главный вопрос, который их волнует – необходимость покинуть землю своих предков, утратить церковь, где их венчали, потерять дом, где родился их первенец и прочие вещи подобного плана. Они говорят о любви, которую вложили в эти места их деды и отцы, рассказывают о своих мечтах передать всё своим детям.
Вопрос о переселении решается задолго до того, как негативные последствия от деятельности карьера начнут приводить к ухудшению условий их жизни.

Сравните это с тем, как подобные процессы протекают в Киселёвске и других населенных пунктах Кузбасса.

Подумайте над тем, почему Германии дешевле купить уголь в России, чем выкопать из своей земли? Что это значит? А значит это то, что добыча угля в России ведется настолько варварскими способами, с такими чудовищными нарушениями, с таким колоссальным ограблением рабочих и настолько минимальными налогами, что уголь с учетом транспортировки на тысячи километров всё равно дешевле добываемого в Германии. Но самое удивительное в том, что при всём при этом, владельцы российских угольных предприятий умудряются иметь на этом такую маржу, которая позволяет сказочно богатеть в кратчайшие сроки.
Надо ли говорить, что за всё это кузбассовцы платят своим здоровьем, своими жизнями, они жертвуют будущим своих детей и находятся практически в положении рабов.

Если бы кузбасские угольные предприятия перешли в своей работе на немецкие стандарты, это привело бы к такой стоимости российского угля, которая сделала бы невозможной его экспорт в Германию.
И единственная причина, почему нас грабят – мы позволяем такое отношение к себе.



Я обещал прямое обращение к жителям Киселёвска и вот оно:

В вашей земле копаются никакие не угольщики. Это – мародёры. Потрошители. Они здесь, чтобы выпотрошить вашу землю, забрать всё, что у вас есть, оставив вас и ваших детей гибнуть на уничтоженной земле в нищете. У вас нет никаких шансов зажить на этой земле когда-либо нормально. Пока на ней хозяйничают чёрные копатели, у вас будут невыносимые условия жизни и бедность. А если они прекратят свою деятельность, вы погрузитесь в нищету. Ваш город обречен. Все заверения, что что-то изменится к лучшему – ложны и звучат для отвода глаз.

Для шайки преступников вы не более, чем бычки на мясокомбинате. Заклание уже предопределено. Вопрос лишь во времени. Вам врали, врут и будут врать. Каждый год условия вашей жизни ухудшаются, но вы продолжаете верить в сказки, которые вам годами рассказывают проходимцы, которых вы даже не избирали себе в начальники – с помощью фальсификаций на выборах, их поставили господствовать над вами очень богатые и влиятельные люди, для которых ваши жизни не ценнее угольной пыли.

Вам врут, что угольная отрасль и угледобыча может выглядеть только так, как это происходит у вас. Но это чудовищная ложь. Уголь на вашей земле добывают самым варварским из возможных способов. Хуже это делать невозможно. Хуже может быть только если заставить вас крошить пласты кайлом и возить уголь тачками.

Вам врут, потому что у вашей местной муниципальной власти отобраны все полномочия и она ни на что не влияет, а региональная власть – это наместники, надсмотрщики, задачей которых является выкачать под ноль недра и распределить прибыль по схеме: своему начальству, себе и своим друзьям – всё, а вам – ничего, кроме жидкой похлёбки, чтобы были силы работать.

Вы знаете, что это правда. Вы в течение многих лет убеждаетесь на собственной шкуре, что до вас никому нет дела, о вашем благополучии никто не помышляет и обеспечение вам достойных условий для жизни не стоит даже в конце списка задач расхитителей и грабителей вашей земли.

Посмотрите на своё городское начальство – это жалкие прихвостни, которые будут послушно выполнять любые распоряжения сверху, даже если это напрямую ухудшает вашу жизнь и нарушает ваши права.
Вы имеете абсолютное право ненавидеть власть, которая так издевается над вами. Ни один человек не обязан терпеть такое.

Вы терпите. Но это терпение не в ожидании выздоровления. Это терпение по пути в могилу.
Иная судьба у потрошителей для вас не предусмотрена.

Тех, кто убивает вас, ставленник кремля называет социально-ориентированными предпринимателями. Более чудовищной лжи невозможно себе представить.
Ваш город обречен на медленную мучительную смерть с прохождением через череду непрекращающихся приступов в виде угольных бурь, отравленной воды, выбросов отравляющих газов, грязи, лунных ландшафтов, провалов, оползней и перманентной нищеты.

Такая же судьба ждёт Прокопьевск, Гурьевск, Краснобродский, множество маленьких поселков и деревень.
Потрошители выпотрошат вас полностью.
Они не умеют по-другому.
Они никогда не признают за вами право на достойную жизнь. Это – живодёры и мародеры, единственной целью которых является грабёж.
Они всеми средствами доказывали вам это многие годы, но доказательств вам всё время недостаточно.

И что же делать, спросите вы?
Спасение утопающих – дело рук утопающих.
Больше мне сказать нечего.

Камчатка. Гнев и боль.

Большинство из россиян не были на Камчатке и никогда там не побывают.
Камчатка находится очень далеко от всех и на обычную экскурсию туда не съездишь.
Но я слетал на Камчатку и провел там неделю. Сказать, что я в шоке от того, что там увидел – ничего не сказать.

Камчатка огромна: её площадь составляет 464 275 км² - это в пять! раз больше Кемеровской области и на 20% больше Японии, а вот людей на Камчатке проживает в 400 раз меньше, чем в Японии, плотность населения составляет менее одного человека на квадратный километр.


Камчатка практически безлюдна. Её население составляет всего 315 тысяч человек, 240 тысяч из которых проживает на маленьком пятачке вокруг небольшой бухты в трёх населенных пунктах: Петропавловск-Камчатском, Елизово (небольшом городке – спутнике Петропавловска) и Вилючинске.



Практически, выходит, что если ты побывал в Петропавловске и Елизово – ты увидел почти всё, что человек сотворил на Камчатке.
И то, что здесь сотворил человек – ужасно. Это не поддается никакому объяснению.

В результате ознакомления с плодами человеческой жизнедеятельности становится очевидно, что лучше бы человек здесь никогда не оказался.
Природа Камчатки величественно прекрасна. Просторные равнины, округлые холмы, скалистые горы, живые вулканы, множество живности и океан рыбы, но обо всем этом можно узнать из многочисленных документальных фильмов и справочников.

Я же хочу рассказать о Камчатке, какой я увидел её глазами стороннего путешественника, в чьи планы не входило получать эстетическое наслаждение дикой природой – я оказался на Камчатке ради того, чтобы повидаться с сыном – участником чемпионата страны по горным лыжам, который в этом году проходил вблизи Петропавловск-Камчатского, на горе Морозная.






На камчатку мы вылетели из Новосибирска. К моему немалому удивлению большой самолёт на 70% оказался заполнен жителями южных бывших советских республик.

Позднее я узнал, что азиаты работают на Камчатке на заводах и на стройках.
Однако, сказать, что в крае происходит какой-то строительный бум – нельзя.

Весь жилой фонд очень старый и изношенный. Люди живут либо в собственных домиках, которые иначе как халупами не назовешь, либо в 4-5-ти этажных домах из древних, ужасных на вид, бетонных панелей.



Типичный камчатский дом.

Хочу особо отметить, что я не искал для снимков ничего, что выглядело бы ужаснее, чем то, что на Камчатке является обычным, повсеместным явлением. Все фотографии сделаны прямо с главных или второстепенных, но оживленых улиц. Ни в какие задворки я не заглядывал - там слишком страшно.




Напряг начинается сразу по выходу из самолета: первым делом хочется заснять величественный вулкан, вздымающийся на ближнем фоне прямо из равнины, но металлический голос – телефоны убираем! возвращает тебя в чувство. Россия – режимный объект, забывать нельзя. Но я успел.


Кстати, высота этой сопки 3,5 километра.

В аэропорту мы взяли такси, назвали адрес и название гостиницы, и несколько минут плутали по близлежащим окрестностям, пока таксист не вернулся к въезду в аэропорт, где практически в 50-ти метрах от места посадки в такси и находилась гостиница (заселившись в номер мы из окна видели стоянку такси). Не спрашивайте, как так получилось – не знаю, спросите у таксиста.

Мы сильно торопились – хотели успеть на вторую попытку уже начавшихся соревнований, но администратор никуда не торопилась и заселяла трёх, стоявших впереди нас в очереди, человек, минут 20.

До нас дошла очередь и тётенька стала искать информацию о нашей брони (бронировали мы через Букинг), она долго смотрела в монитор, листала тетрадь, перебирала пластиковые планшетки с какими-то таблицами. Когда я понял, что это может продлиться вечно, мы постарались объяснить, что нас ждет снаружи такси, что уже идут соревнования и нам бы просто бросить вещи и свалить на гору.

К моему облегчению тётенька сказала: нет проблем и вручила ключ от номера.

Позднее, когда нас переселяли из по ошибке предоставленного номера, поймал себя на мысли, что вообще не придал значения тому, что номер, от которого тётенька дала нам ключи, коренным образом не соответствовал тому, что я заказал через Букинг.

За границей первым делом тщательно сверяешь – действительно ли номер соответствует тому, за который ты заплатил. Здесь же нас нисколько не смутило, что обстановка оказалась многократно аскетичнее той, что изображена на фото, а вместо красивой двуспальной кровати две отдельные односпалки.

По возвращении с горы выяснилось, что нами был забронирован одноместный люкс, в который нас принялись переселять. Почему двухкомнатный номер с большой двуспальной кроватью значится у них как одноместный, понять нам так и не удалось.

Потому, что номер одноместный, до нас было донесено, что завтрак полагается только на одного, «но, поди, там проверять не будут» - простодушно заключила женщина.

Там – это в небольшой комнате, где накрывался примитивный шведский стол и лицом к столам постоянно сидела безразмерная женщина, за спиной у которой в маленьком буфете лежало не более дюжины наименований никому не интересных продуктов, основу которых составлял доширак. Женщине нельзя шевелиться, поэтому в комнатке на 6 столов – самообслуживание – посуду после трапезы необходимо убрать на стол рядом с неподвижной женщиной.

На замечание, что раз уж букинг предложил нам этот номер для двухместного размещения, то и завтрак по логике вещей должен предоставляться двоим, администратор впала в ступор и пообещала разобраться.

К слову, простенький номер в древней панельной четырехэтажке, окруженной со всех сторон грязищей, стоит 6100 в сутки.
И это одно из самых недорогих средств размещения. Искали мы долго и упорно. Ради прикола за те же деньги я нашел множество распрекрасных вариантов размещения на Аляске, которая по степени развития по отношению к Камчатке выглядит примерно как дворец Шувалова в сравнении с гнилой деревенской избенкой.

В номере было много покосившегося, кривого, плохо держащегося, в шкафу стояли какие-то вырванные полки, которые, судя по всему, там очень и очень давно.

В первую же ночь пришлось много раз просыпаться – за окном от ветра ритмично долбила об стену какая-то незакрепленная железяка и я уверен, что она будет дубасить по стене годами, но никто никогда это не исправит – на Камчатке, как я понял за неделю, вообще не принято ничего исправлять – всё должно естественным путем дожить свой век и развалиться – этой философией пронизано всё вокруг.

Еще одним нарушителем сна оказалась канализация, которая, как оказалось, проходила прямо через шкаф, будучи отделённой от общего его пространства перегородкой из гипсокартона. Любой слив воды жильцами сверху приводил к громогласному журчанию в углу нашей спальни, будто происходит затопление номера.

Поспать не получилось.



Обратите внимание на видеомагнитофон. Видеокассет у нас с собой, к сожалению, не оказалось.

Что хорошо получается у наших властей - так это издавать книги и справочники, повествующие о том, как замечательно в их краях. Всё остальное у них получается не очень. Были такие книги и в нашем номере.



В ясные дни из окна открывался величественный вид на вулкан.

Почему я столько внимания посвятил подробностям, связанным с гостиницей? – потому что это в целом отражает всё, что происходит на Камчатке.

Кажется, что здесь никому ничего не надо, никто ни к чему не стремится. Камчатка, говоря образным языком, представляет собой бабушку, доживающую свой век в обшарпанных стенах нищего дома престарелых.

Таксист запросил с нас за рейс до горы 1200 рублей. Это поездка примерно на 10 минут.
Позднее неоднократные поездки тем же маршрутом посредством заказа через агрегатор обходились нам в 340 рублей.
Все такси (а пользовались мы много) представляют собой грязные, дремучие праворульные автомобили.
Впрочем, это и есть общее состояние автопарка на полуострове – относительно новые авто с левым рулем здесь огромная редкость.

То же относится и к автобусам – ржавая, с вековой въевшейся грязищей, рухлядь. Без исключений. Из динамиков обязательно звучат эстрадные композиции 90-ых.
Проезд по городу стоит 25-27 рублей.








Так выглядят на Камчатке остановки:





Часто попадаются необычные экземпляры. Например, остановка в стиле стим-панк:



На соревнования организаторы анонсировали бесплатный проезд от автовокзала Елизово до горы. Расписание было составлено с примерным интервалом движения, который не позволял понять, когда ожидать автобус, но и тот не соблюдался. При заявленном интервале 15-20 минут, однажды мы прождали более часа.

Отдельно про соревнования.

При входе на территорию комплекса были установлены рамки и полицейские досматривали все сумки. У жены был мизерный рюкзачок, размером с дамскую сумочку. Его проверяли все 6 дней.
Безопасность маленького пятачка обеспечивали:
1 Около 20 полицейских
2 Примерно 8 вооруженных омоновцев
3 Не менее дюжины людей в накидках с надписью «охрана»
4 Несколько лиц в штатском с бейджами «секьюрити»
5 Формирование людей в оранжевых куртках, приезжавших на камуфлированном крытом грузовике.




Вся эта боевая сила изнывала от безделья целыми днями и их строгий вид превращал в хохму тот факт, что в 30 метрах от рамок, прямо от парковки, где были припаркованы ментовозы, брала начало лестница, ведущая к кафе на склоне, по которой можно было свободно подняться и отправиться в любую часть комплекса, минуя тщательно охраняемый рубеж.

Помимо этого, по территории слонялись около 30 молодых людей в накидках «волонтёр».

Зрителей не было. Были спортсмены, члены команд, работники комплекса, обслуживающий персонал и, может быть, около 20 родителей спортсменов.




От кого мы так тщательно охраняемся - непонятно. Всего месяц назад я присутствовал на этапе Кубка мира в Словении – соревнованиях, по сравнению с которыми чемпионат России по горным лыжам является не более чем турниром на приз водокачки. Было около 8 тысяч зрителей, и я не видел ни одного полицейского и тем более ни одного омоновца. Но зато там был военный вертолет, готовый в одночасье доставить в клинику спортсмена в случае травмы.

Но, вернемся в город.

Общее впечатление от населенных пунктов таково, будто ты оказался в самом разгаре 90-ых. Хотя, очевидно, 25 лет назад всё это выглядело, конечно, посвежее.
Повсюду древние и новые ларьки, микро-павильончики, маленькие торговые центры,  пестрит броская реклама. Однако видно, что покупательский спрос крайне низок – в отделах нет покупателей, много раз мы ели в разных кафе либо в полном одиночестве, либо по соседству с парой других посетителей.












Сразу за стенами торговых заведений начинается жуткий кикоз.

Это вид из окна торгового центра:



Это вид из окна неплохой кофейни:


Никто не заботится о том, как благоустроена территория за стенами заведения.



Это взгляд с оживлённого перекрестка главной улицы. У рыбного павильона и вовсе нет пола - стены поставлены просто на голую землю, как попало отсыпанную щебнем.

Надо отдать должное – местные власти не прессуют малый бизнес. Люди брошены на выживание. Если сегодня взяться за наведение порядка и предпринять попытки привести всё в пристойный вид, люди попросту сорвутся с места и уедут. Поэтому очень много торговых точек и в глазах рябит от баннеров. Предприниматели балансируют на грани выживания, на улучшение своих построек и благоустройство прилегающей территории нет денег.

В Елизово, где проживает 40 тысяч,  есть дом культуры:



И библиотека:


На территории аэропорта есть отделение почты:


Стоянка рядом с международным сектором аэропорта выглядит так:





Рейсовые автобусы заезжают через главный шлагбаум прямо на территорию аэропорта и выезжают через другой шлагбаум в районе международного сектора.

Главный шлагбаум выглядит так:






Несмотря на то, что жители пытаются натужно выдавить из себя патриотизм, у них это плохо получается.

Из подслушанных разговоров:

- Я хочу поступить на учебу за границу.
- Ты что? Тебя здесь кто-то обидел?

***
-Он приехал из Питера и говорит – я там чуть не убился, тротуары не чистят, гололед.
Я ему говорю – ты, чо? Какой нафиг Питер? Вот у нас на Камчатке…

***
- Почему у вас так грязно?
- А это вы в неподходящее время приехали, вот листочки распустятся и будет очень красиво. А люди да, уезжают, особенно молодежь. Кто куда съездит, возвращается – и в депрессию впадает, как здесь уныло и серо.


***
Из разговора с таксистом:

- У вас в Елизово 40 тысяч проживает. Есть градообразующее предприятие у вас? Откуда взялся город? Где люди работают?
- Ну аэропорт у нас, в милиции люди работают, центры торговые сейчас открыли, раньше предприятие радиосвязи работало.

Проход к рынку через сквер:




Сказать, что в населенных пунктах грязно – ничего не сказать. Повсеместно какой-то неимоверный гадюшник.

Петропавловск засыпан толстым слоем не то сажи, не то пыли, не то песка. Нет никакого благоустройства. Нигде. Дороги плохие. Все обочины и прилегающие к дорогам газоны перепаханы колесами и превращены в грязное месиво.

Люди устроили из города одну огромную помойку. Все выбрасывается прямо под ноги.
Земля повсюду вспучена, перекопана, завалена грязью и мусором.



Нет ни одного ровного газона.


Вся земля покрыта толстым слоем какой-то чудовищной смеси.


Всё, что можно испохабить - испохаблено.


Весь город завален мусором и никто его не убирает.


Почти на каждом грязном сугробе ковыряется ворона.


Прямо на тротуаре построили павильон. Теперь нужно обходить сзади.





Во множестве мест город замощен некачественной плиткой, у которой рассыпается верхний слой.



Нигде нет ничего красивого и гармонично вписывающегося в окружающую обстановку.
Посмотреть вообще не на что.

Деньги на Камчатке улетают со страшной скоростью. Мы ни на что кроме передвижения и еды не тратились, однако наши финансовые запасы сильно истощились за неделю.
Цены на Камчатке высокие.

С главного проспекта увидели вдалеке воду - решили, что попадем на набережную. Пошли по направлению к воде и в конце улицы уперлись в теплотрассу, с которой открылся вид на бухту:





Надо ли говорить, что в любой стране мира это место сделали бы максимально привлекательным и обустроенным? Вдоль береговой линии тянулась бы прогулочная зона, была бы обустроена смотровая площадка, работали бы кофейни, ресторанчики, катались бы велосипедисты и бегали подтянутые люди в наушниках.

Но в Петропавловске на этом месте лишь брошенная изгаженная земля, гнилые постройки, дремучие гаражи и нескончаемая грязища.
Приблизиться к воде в районе протяженного вдоль берега города можно лишь на коротком пространстве примитивно благоустронной набережной центральной площади, на которой расположен дом правительства Камчатского края. Здание, в котором сидят чиновники, является самым ухоженным в городе.




На площади установлен огромный, относительно свежий Ленин.
Ильич надзирает за краем и в других местах. Получается у него не очень хорошо.



Всего в ста метрах от дома правительства начинаются древние постройки и разруха.
От центральных улиц вообще лучше не отходить – моментально попадаешь в какое-то мрачное гетто. Но и центральные улицы не служат никаким спасением от нависающего отовсюду ужаса.

Чтобы хотя бы в какой-то степени сгладить гнетущее впечатление от мрачного вида жилых домов, их торцы обшивают. Чем придется. В ход идет профлист, ядовитых цветов сайдинг, и даже старое ржавое железо.








Скорее всего обшивка выполняет еще и роль утепления торцевой стены, может быть под ней скрывается какой-то утеплитель, хотя вряд ли.



Жители чувствуют себя очень свободно. Этот человек натянул трос на неподалеку стоящий от окна столб и сушит бельё рядом с обочиной центральной дороги на уровне 4-го этажа.


Проезжая на автобусе, я видел оживленный переулок, там житель натянул трос между домами прямо через улицу и также сушит своё бельё на уровне 5-го этажа. Выглядит эпично.

Ветхость водопроводных труб и систем отопления, видимо, достигли таких пределов, что у юристов на ура идут дела, связанные с судами по поводу затопления соседей.




Действует большая сеть алкомаркетов. Магазины пронумерованы. В маленьком Елизово таких минимум - 10.




В целом, концепция края крайне проста и выглядит примерно так: в 90-е самые ушлые ребята прибрали к рукам советское наследие, кто что мог и обрели богатства, эксплуатируя, с использованием даром доставшихся мощностей, недра и природные богатства. В этом отношении на Камчатке решили не оригинальничать.

Все остальные остались не удел и брошены на произвол судьбы. Поэтому власти понимают, что людей лучше не прессовать и лишний раз не тревожить. Люди живут в бардаке, пользуясь достаточно высоким уровнем свободы, которую употребляют, чтобы создать еще больший бардак.

Количество населения за период с 1990 года и так упало на 164 тысячи человек (это более половины всех оставшихся на полуострове жителей), а если начать применять к оставшимся какие-то слишком строгие меры, то и вовсе никого не останется, кроме нескольких рыболовецких предприятий и армейского контингента.


Путинский «дальневосточный гектар» как вы уже поняли, здесь не работает.

Вместо безумного бреда старика здесь необходимо применять конкретные решительные меры, иначе спустя всего 20 лет Камчатка вернется в своё первозданное состояние, превратив в руины остатки безумной человеческой жизнедеятельности.




Первозданная красота Камчатки удивительна.



Но на вершине горы, откуда открываются величественные виды, тоже похозяйничали люди.




Пожалуй, Камчатка является одной из наилучших иллюстраций итогов двадцатилетнего бездарного путинского правления. Люди это понимают – в марте прошлого года Камчатка стала регионом с одним из самых низких значений путинского процента на выборах. На избирательные участки на этой громадной территории пришли, согласно официальным данным, всего 160 тысяч человек (и это, как мы знаем, при сфальсифицированной явке).

Камчатка могла бы представлять собой Аляску, Японию, Южную Корею, Китай, но благодаря путинской банде на Камчатке сегодня ужаснее, чем в Северной Корее.

Жителям Камчатки нет никакой выгоды и никакой пользы от нахождения в составе России. Её мизерное русскоязычное население могло бы совершенно незаметно раствориться в остальной России, а земли с гораздо большим благоразумием и пользой для жителей могли бы быть использованы коренным населением или другими странами.
Но рассуждать так – непатриотично.

Видимо патриотизм состоит в том, чтобы уничтожать природу, превращать всё в грязное месиво, засрать и загадить всё вокруг так, чтобы волосы встали дыбом, создать для себя невыносимые условия жизни.
И чтобы посреди всего этого дерьма возвышалась нацеленная на Америку ракета, о которой с вожделением рассказывал бы по телевизору нищим жителям какой-нибудь лоснящийся ублюдочный пропагандист, пока шайка жуликов шарит по карманам и грабит страну.

Шерегеш-Экспресс. Пиар и ничего лишнего.



Доверяй, но проверяй – повинуясь этой мудрости я решил лично ознакомиться, как выглядит широко разрекламированная кузбасскими властями услуга по доставке туристов в Шерегеш специальным рейсом на электропоезде.
Для этого я отправился на остановочную платформу электропоезда в Чугунаше. Поезд прибыл с небольшим опозданием: в 10:18 вместо 10:11 по расписанию. В два автобуса из четырех вагонов поезда перегрузилось 47 человек. Менее половины прибывших были со снаряжением, треть людей имели вид прибывших скорее на экскурсионную прогулку, нежели для катания. В 10:25 автобусы выдвинулись на гору. В 10:50 они прибыли на стоянку Скайвея, откуда некоторые отправились пешком в сектор А (1,5 км.) либо на подбрасывающую канатку (500 м.), а некоторые решили подниматься на подъемнике Скайвей.

Попробуем взглянуть на всё это глазами туриста. Предположим, я - Новокузнечанин, который решил воспользоваться услугами Экспресса. Мне нужно загрузить снаряжение в машину или такси, приехать на вокзал, купить билет и погрузиться в поезд. Как ни крути, а в условиях города для того, чтобы сделать всё это без лишних волнений, уходит около часа. Затем 3 часа 10 минут я еду до Чугунаша. Еще через 40 минут я прибываю на остановку под горой. Если я хочу начать свой отдых с сектора А, мне потребуется еще 30 минут. Еще мне нужно снарядиться и приобрести скипасс.
Катание для меня начнется в промежутке 11-11:30.  На дорогу в общей сложности я потратил пять – пять с половиной часов. При этом я был вынужден приобрести подъем на одной из двух канатных дорог, которыми я почти со 100-процентной вероятностью в течение дня пользоваться не буду. Первый подъем на них следует тоже включить во время моей доставки в зону для катания.

Примерно в 16:30 мне нужно закругляться, чтобы успеть добраться до автобуса.
Итак, чтобы покататься на горе 5 часов, я должен в этом дне провести 10-11 часов в дороге, воспользовавшись довольно замысловатой логистической цепочкой, состоящей из четырех этапов только в одну сторону. Для жителей не из Новокузнецка всё выглядит еще сложнее.
В общем, удовольствие из разряда весьма сомнительных, с учетом того, что ради всего этого приключения нужно встать в 5 утра.
В принципе – это и есть ответ на вопрос – почему на поезде в субботний день приехало лишь 47 человек.

Мы так же прекрасно понимаем, почему поезд оказался заполнен до отказа, когда на нём решил приехать в Шерегеш губернатор. В Кузбассе неукоснительно соблюдается древняя традиция, согласно которой там, где губернатор – бурлит жизнь, распукаются цветы, в домах становится теплее, у людей появляются деньги на отдых и в целом они начинают ощущать себя гораздо счастливее.

А теперь попробуем обратиться к экономической стороне вопроса.
Стоимость проезда в электричке составляет в среднем 180 руб. (около 55 мест по 300 руб и около 300 по 150). Наличие детей удешевляет средний чек.
Сегодняшний утренний рейс, на котором приехало 47 человек, принес в кассу железной дороги приблизительно 8460 рублей. Еще 2350 туристы оплатили за проезд в автобусе.
Рейс обычной газели от Таштагола до Новокузнецка меньше 5 тысяч становится нерентабельным.
А тут целый поезд с экипажем, едет за 8 тысяч.
Два больших автобуса и четыре человека в них промаются целый день, чтобы преодолеть 15 км утром и 15 - вечером. Сожгут уйму солярки, чтобы заработать 5 тысяч рублей.

Может быть всё это ради развития курорта? Но люди, которые едут на этой электричке, большей частью, берут фугас с собой. В кафе они денег не оставляют. В среднем один человек из них обратится за снаряжением в каждый прокат. Миллиардерам за пользование канатными дорогами они суммарно заплатят едва ли около 20 тысяч. Слону дробина. На ночлег из них останутся единицы.
Для субботнего дня выручка, которую заработает курорт за обслуживание этих 40 человек не более чем пшик.

Так и за чей счет весь этот банкет? За наш с вами, друзья.
Власти попросту бездумно транжирят наши с вами деньги, придумывая все больше и больше пиар-акций и имиджевых проектов, которые они с помощью подконтрольных СМИ записывают себе в актив под одобрительное кивание доверчивых простаков.

А потом все удивляются – а почему не хватает денег на дороги, на медицину, на то, чтобы достроить школу или отопить города?
А всё потому. Потому что кандидату в губернаторы нужно напустить пыли в глаза избирателю, потому что нужно несколько сотен тысяч, чтобы организовать рекламную поездку команды губернатора со всеми сопутствующими атрибутами «праздника», нужны огромные дотации заведомо убыточному проекту.

Если приплюсовать к этому еще и принудиловку со стороны властей в адрес крупных организаций, чтобы те обеспечивали загрузку электрички, так и вовсе вся эта история превращается в весьма дурно пахнущую авантюру.

Ну а в качестве вишенки вспомним восторженный пост губернатора, объявившего о необычайной востребованности рейса и переводе его по этой причине в ежедневный режим в предновогоднюю неделю, когда стояли сильные морозы и гора была практически пустая, и остается лишь объявить реквием по здравому смыслу, принесенному в жертву дешевому популизму.

Тыва - №1!

После того, как я выяснил, что регионом-рекордсменом по проценту проголосовавших за Путина от общего числа избирателей, является Тыва, мне стало любопытно, что же это за регион такой.
В Тыве по официальным данным в выборах приняли участие 93,63% избирателей, а Путину свои голоса отдали 91,98% проголосовавших, что составило 86,12% от числа списочного состава избирателей всего региона. Тыва по этому показателю заняла первое место в России.

В Тыве есть Эрзинский район. В районе 6 избирательных участков, общей численностью 4004 избирателя. На выборы в этом районе не пришли всего 36 человек.
Из пришедших 3968-ми, за Грудинина проголосовали 8, а за Жириновского – 7. Один за Бабурина и 3 – за Собчак. Остальные 3949 – за Путина.

Впрочем, вот как это выглядит:



Я подумал – интересно, а ради чего власти этого региона настолько прогибаются перед Путиным и так нагло обманывают жителей, фальсифицируя выборы сильнее, чем где-либо в России? Может регион от этого цветет и пахнет, есть за что бороться?

Тогда я посмотрел на Тыву из космоса, я люблю это делать, потому что все становится ясно и понятно, когда смотришь из космоса.
Сначала я выяснил, что численность населения в регионе составляет смешные 321 тысячу человек.

На огромной территории, сопоставимой по площади с Австрией и Чехией вместе взятыми, живет жалкая кучка людей, 36% из которых проживают в столице региона – Кызыле, а остальные разбросаны по нескольким мелким городкам (второй по численности город в регионе населен 17-ю тысячами) и селам.

Кызыл стоит на Енисее. Так выглядят улицы, идущие параллельно набережной, в самой близи с центром города:



На второй линии набережной есть площадки для воркаута:



Город раскинулся по обоим берегам Енисея. Набережная напротив центра города:



Улица так и называется - Набережная.

Примерно так выглядят улицы в центральной части города:





Так выглядят улицы частного сектора, на первой линии за чертой многоэтажной застройки:



В целом в республике люди живут в средневековье. Повсюду нищета, разруха и грязь.

Вспомним легендарный Эрзинский район. Такого района в России, где почти 100% за Путина, больше нигде в России нет.
Вот так выглядит районный центр – поселок Эрзин.







Люди живут в небольших бараках, построенных при советской власти. Почти все крыши домов покрыты волнистым шифером, тем самым, который в костре нормально бахает.

Люди ходят на демонстрации:



Маршрут, как мы понимаем, проложен по центральной улице.

Когда наступает время голосовать, почти все в Эрзине голосуют за Единую Россию. На прошлых думских выборах она набрала больше 93%. А коммунисты – только 2%.

Всего в 80-ти километрах южнее располагается монгольский населенный пункт Тэс.
Он несколько меньше, но интересен для сравнения как наиболее близко расположенный к Тувинскому Эрзину.
Там намного лучше дела обстоят с частной собственностью. Люди живут в своих домах под разноцветными крышами, в огородах больше зелени.



Гугл не дает возможности увидеть улицы поселка вблизи. Тогда я нашел самый маленький населенный пункт Монголии, где имеется возможность посмотреть посмотреть на улицу.

Типичный вид улицы монгольского поселка:



Почти всё то же самое, что в Тыве, только демонстрации проводить удобнее - обувь запылится не так сильно.

В целом, уровень жизни, инфраструктуры и благоустройства в Тыве совсем не отличается от Монголии.
Почти все то же самое. Только Монголия не является крупнейшей нефте и газодобывающей страной в мире. У Монголии не было последние 20 лет величайшего правителя, проводящего гениальную внешнюю политику.

Совершенно непонятно, что Тыва получает от нахождения в составе России.
Она не получает ровным счетом ничего.
Будь она частью Монголии, люди там жили бы ничуть не хуже.

Регион попросту является донором для голосов на выборах и для призыва молодых ребят в армию. Этакая территория – дрессированный зверёк, который становится на задние лапки и смешно танцует, когда раздаётся команда из кремля.

Вот, собственно и всё, что можно сказать о Тыве.

Впрочем, мы так и не ответили на вопрос – зачем Тыве выворачиваться наизнанку, тотально фальсифицируя выборы, занимая первую строчку по стране в рейтинге регионов-фальсификаторов. Да и не сможем мы на этот вопрос ответить. Не существует никакого ответа на этот вопрос.

Киселёвск. Ад на земле.



Знакомьтесь, это Киселёвск - одно из самых ужасных мест на земле.
Насколько он кошмарен и отвратителен, видно даже из космоса. Без помутнения рассудка на эту местность можно смотреть разве что оттуда – из космоса – тогда можно обмануть своё сознание, что это всего лишь картинка.



Серые пятна – это разрезы. По сути, люди живут на небольших клочках земли между огромными угольными разрезами. Официально здесь проживает 90 тысяч человек. В 1962 году, когда, столько как сейчас, добывающих предприятий не было, здесь проживало 142 тысячи человек. Но теперь олигархи создали множество рабочих мест и количество жителей снизилось на 50 тысяч.
Но, где там проживает даже 90 тысяч - понять невозможно. Разглядывая карту, создается устойчивое ощущение, что и эта цифра очень сильно завышена. Негде там поместить 90 тысяч. Киселёвск вымирает.

Типичные улицы Киселевска выглядят так:





Там есть даже смотровая площадка, с неё открывается потрясающий вид:



Если между какими-то скоплениями домов в Киселевске существует просвет – олигархи тут же запускают туда экскаваторы и начинают копать уголь.
Поэтому на любом пустом месте в Киселевске -образуется разрез.
Люди дышат угольной пылью, слушают рёв машин, вздрагивают от взрывов и вымирают.
Только абсолютный клинический идиот желает для своих детей оставаться в Киселевске.
И таких, к сожалению, по-прежнему очень много.

То, что у людей там еще остались какие-то права и имущество – это лишь временное неудобство для олигархов. Они с этим неудобством методично и успешно борются.

Я напомню – очень многие из вас и ваших знакомых уже 20 лет голосуют за власть, которая хочет превратить страну в один огромный Киселевск.

Власти Киселевска считают жителей за конченное быдло и поэтому рисуют на выборах какие хотят результаты. Там есть участки, где численность избирателей составляет 1266, 1713, 1725, 1967 человек, а погашенных бюллетеней на выборах президента – ноль. Это значит, что по версии властей, проголосовали все до единого жители. И конечно же - почти все они за Путина. На прочих участках ситуация немногим лучше.

Олигархи подкармливают чиновников и роют огромные карьеры прямо посреди города, выкапывают из-под земли на миллиарды долларов полезных ископаемых, покупают себе недвижимость за рубежом эвакуируют туда свои семьи. А местным жителям они оставляют нищету, черные реки, отравленную землю и, насыщенный угольными взвесями, воздух.

Открытия на открытии. Шерегеш 2018.

Итак, открытие зимнего сезона в Шерегеше состоялось.
Чем оно запомнится?
Прошедшее открытие без преувеличения можно назвать самым провальным из всех.
Погодные условия в этот день сложились как нельзя лучше: комфортная температура, солнышко, хороший снежный покров.



Однако, туристов на официальное открытие приехало катастрофически мало.
Вебкамеры давали красноречивую картинку – никаких привычных толп туристов на выкате. Если удалить оттуда множество чиновников и бюджетников, которых по традиции нагнали для массовки - изображать благодарную аудиторию слушателей высокопарных речей высокопоставленных спикеров, то отдыхающих можно было бы едва «наскрести» на заурядную пятницу.
В массовом спуске, в основу которого легла, да-да - идея импортозамещения - приняло участие не более 200 человек.



Зрителей было очень мало, многие из них оказались по совместительству профессиональными благодарными слушателями воодушевленных речей высокопоставленных спикеров.
Примерно к обеду запал у чиновников обычно пропадает, идеи для развлечения честного народа заканчиваются, мерзнуть надоедает, наступает голод и вся декоративная массовка растворяется.
День начинает напоминать собой самый обычный катальный день – чем он и должен быть на горнолыжном курорте.
Около двух часов дня, наступил катальный час-пик - идеальный момент для того, чтобы оценить какое же на самом деле количество человек приехало на открытие.
Это легко сделать с помощью тех же веб камер. Зная время, за которое каждый подъемник поднимает наверх, мы имеем возможность зафиксировать точное количество человек, которое в текущий момент находится на подъемнике.
Для этого просто считаешь, сколько за расчетное время подъема погрузилось на подъемник человек. Вебкамеры сегодня захватывают почти все канатные дороги.





Олимпия в расчетное время поднимала 86 человек, Хлебница не работала, Мустаг находится далеко от камер, но происходящее на посадке очень сильно напоминало то, что происходило на посадке Олимпии, так что, с учетом того, что к вершине он двигается на минуту меньше, количество одновременно поднимающихся мы оценим в 80 человек. На Булочке одновременно поднимались около 70 человек. На зеленом кресле 120. Синее кресло в кадр не попадает, но с учетом меньшей его протяженности, мы щедро посчитаем его по показателям зеленого кресла – 120 человек.
Итак, на всех подъемниках сектора А в районе 2 часов в креслах сидело одновременно 480 человек.
Подъёмники в час-пик были заполнены лишь наполовину – многие кресла шли наверх и вовсе пустыми.
Как правило, количество людей на спусках равняется числу одновременно поднимающихся плюс те, что стоят в очереди на посадке.
Так как очередей ни на один подъемник не было, значит по трассам в это время спускались тоже около 480 человек. Это подтверждалось и визуальной картинкой со склонов.



Единственной очередью в 2 часа дня – была очередь в кассу канатных дорог.
И это то, что всегда заставляет подниматься мои волосы дыбом. Вместо того, чтобы подниматься на подъемнике, человек стоит в очереди. Очередь в кассу может быть оправдана в единственном случае – при очередях на подъёмники. Создавать условия, когда отдыхающие томятся в очереди, чтобы заплатить деньги, когда наверх уходят пустые кресла – это, на мой взгляд, какая-то лютая дичь.



Сектор Е и Скайвей в этот день были ни живы ни мёртвы, так что в своих подсчетах мы щедро отсыплем им 300 человек, и столь же щедро посчитаем тех, кто после обеда всё еще сидит в кафе или уже откатал своё в этом дне, приняв к расчету примерно 700 человек.

2000 человек. Вот что у нас получилось. И это, я вам скажу – очень и очень оптимистичная цифра.
Две тысячи человек в Шерегеше на открытии – это катастрофа. Это работа в убыток.
К слову, моё предприятие зафиксировало в этот день двукратное падение выручки относительно прошлогоднего открытия. Двукратное! И это при том, что прошлогоднее, в свою очередь, тоже находилось на кривой падения относительно предыдущих сезонов.

А теперь немного рассуждений

Я давно говорю об этом и время лишь подтверждает мои слова – интерес к открытию со стороны туристов находится в обратной зависимости от того рвения, которое проявляют чиновники.
Чем сильнее в это событие вовлекают себя чиновники, тем меньше людей приезжает на открытие.
Открытие превратилось в праздник чиновников. Они попросту присвоили этот день работы курорта себе.
Сам танцую, сам пою, сам билеты продаю – вот как это выглядит.
Сами проехали на туристическом поезде, сами заняли самую удобную парковку, сами себя развлекли, сами себе похлопали.



И плевать, что всё это во вред курорту. Хозяева жизни же.
Можно сколько угодно драть глотки о мировом лидерстве и достигнутых воображаемых высотах, а жизнь идёт своим чередом и объективной действительности безразлично, какие обороты речи нашел для своих выступлений очередной чиновник.

Я уже давно не суюсь на этот чиновничий междусобойчик – устал расстраиваться.
Прорваться на гору в этот день сродни попытке проникнуть на режимный объект.
В этот раз, мы поехали только для того, чтобы отвезти погулять тёщу с подругой. Посередине подъема я уперся в туловища полицейских, перегородивших собой дорогу, и меня насильно стали загонять на парковку. Но я всего лишь хотел выгрузить пассажиров. Не оставили даже возможности развернуться. В результате, пока я маневрировал, я создал помехи для двигающихся за мной автомобилей.

Я не понимаю, почему я не могу свободно выполнять свои рабочие обязанности в этот день. Не понимаю, почему в этот день всё для и ради чиновников.
Почему у них просто способна зарождаться мысль о том, что они могут остановить канатные дороги, чтобы насильно заставить туристов слушать себя. В этот раз, говорят, обошлось без остановок.
В прошлом сезоне они хотя бы догадались перенести свой праздник (а это только их праздник) на пятницу. Все вздохнули с облегчением. И вот, всё вернулось на круги своя.
Приехали и опять украли у катальщиков первую субботу сезона.

У использующих горнолыжный курорт по назначению уже установилась прочная взаимосвязь. Официальное открытие? – без меня!
Я понимаю, что всё это звучит обидно для чиновников. Но почему нельзя просто побыть на празднике жизни обычными гостями, если уж так душа рвется в Шерегеш?
Зачем лезть как слоны в посудную лавку и ломать всё под себя?
Дайте вы курорту жить своей жизнью. Ну ведите вы себя скромно, не привлекая к своим персонам излишнего внимания, не перенастраивая режим работы под свои предпочтения.
С чего ради все вокруг в этот день обязаны плясать под вас, а бизнес нести убытки?
Тот же Прокудин виду не подал, а вечером, скорее всего костерил чиновников, прослезившись, когда узнал, сколько заработали канатные дороги.

Уже давно посчитано, что каждый день на горе в среднем должно быть почти 7000 туристов, чтобы по завершению сезона была возможность озвучить любимый миф про миллион туристов.
Если вы, включая все свои мощности и максимальную харизму, способны привлечь в особый день только 2000 истосковавшихся по снегу туристов, то как вы собираетесь достичь поставленную перед собой задачу принять на горе в этом сезоне 1,3 миллиона человек?
У вас уже провал. С самого начала. Должно быть за два дня минимум 14 тысяч. А будет максимум 4.

Ох, друзья. Всё это грустно, печально и жутко. Жутко от того, что работа на уничтожение выставляется как вклад в развитие.
Не так строятся и развиваются горнолыжные курорты, не так. И не за то люди любят горнолыжный отдых, что курорт оккупируется чиновниками.
Я всё понимаю, звездная болезнь, жажда славы, самореализации и народного признания.
Но вы тогда заберите у нас всё и рулите как хотите. Сделайте муниципальный курорт, доведите его до международного признания, флаг вам в руки.

Вчера прослушал выступление Сергея Евгеньевича Цивилева, перед которым выстроили шерегешских электриков и бюджетников и он объяснил им, что в этом году зимний сезон начался на две недели раньше и выразил надежду, что с введением в строй новой подстанции, люди теперь не замёрзнут, даже если кончатся дрова и уголь.
Во как. На две недели раньше. Из выступлений Сергея Евгеньевича складывается ощущение, что его убедили в том, что Кузбасс до его прихода представлял собой бесснежную непроходимую тайгу, а за те несколько месяцев, как он здесь, расцвела жизнь, погода возрадовалась, и буквально каждая травинка устремилась к мировому лидерству, и даже горнолыжный сезон теперь начинается на две недели раньше.

Как на всё это можно смотреть без содрогания, я не знаю.
Конечно же, для любого здравомыслящего человека в этот день было очевидно, что этот малочисленный междусобойчик даже отдаленно не напоминает праздничное открытие на популярном курорте – лидере страны.
Однако, как мы знаем, в Кузбассе из любых провалов и неудач способны сделать исключительно верные орг.выводы – что всё прошло на самом наивысшем уровне и был бешенный успех. И остаётся только повторить.
Что ж, продолжайте в том же духе. Только не нойте весной, что налогов еще меньше собрали чем в прошлом году.

Так что я в очередной раз поберег свои нервы и с помощью канала Евроспорт перенесся в финский Леви -  туда, где знают, что такое горнолыжный отдых, где отдыхающих ценят и уважают и где на сохраненном с прошлой зимы! в специальных хранилищах, снегу, проводился вчера этап кубка мира по горным лыжам. Там не было ни диких идей, ни фальшивых улыбок, ни натужной радости, ни чиновников в качестве главных действующих лиц, а был самый настоящий спортивный праздник.

А в Шерегеш на открытие традиционно пришло говно. В прошлом году на открытии оно вылезло из-под земли прямо под ноги чиновникам, а в этом году устремилось бурной рекой в ручей. Говну не объянишь, что вокруг праздник и что оно находится посреди лучшего курорта России, стремящегося к мировому лидерству и поэтому нужно соответствовать.
Говну просто нужно куда-то стекать.
И оно течет, злорадно воняя прямо на въезде на территорию комплекса, ехидно посмеиваясь над высокопарными речами чиновников.
Так что одной из обязанностей работников уже несколько лет является - объяснять туристам, почему у "парадных ворот"  лучшего курорта страны воняет говном.
Такая вот самобытность.

(no subject)



Не хочу начинать материал словами «бомба!» «читать всем!», хотя для любой цивилизованной страны это именно оно. Бомба и читать всем. Но у нас это рядовая, будничная история, повествующая о технологии узурпации власти, ничего особенного.
Итак, я откликнулся на инициативу общественной организации «Голос» и неожиданно оказался в уже успевшей стать пивычной, стихии.
Для видеонаблюдения мне достался напичканный известными лицами участок №1411, расположенный во дворце спорта «Кристалл», г. Таштагол, Кемеровская область.


Тут должны поползи титры. В ролях:
Варламенко Роза Александровна – председатель избирательной комиссии (по совместительству - директор дворца спорта, где происходит действо)
Медведева Галина – заместитель председателя (по совместительству - работник администрации и моя соседка по подъезду)
Орлов Андрей – смотрящий (заместитель Главы Таштагольского района по жилищно-коммунальному хозяйству)
Буйнов Вячеслав – член комиссии (директор Губернского центра горных лыж и сноуборда)
Путинцев Алексей – глава Таштагольского городского поселения.
А, так же, другие известные лица, в составе которых еще одна заместитель главы района, начальник отдела городской администрации, председатель ТИК, работник администрации в качестве наблюдателя, работники дворца спорта в качестве членов комиссии и другие.


Сцена 1-я.  «День как день».

7:55. В помещении для голосования появляется глава города, Алексей Путинцев.
Ну появляется и появляется. Мало ли где разгуливает глава города воскресным утром в день выборов. В этот день, вот, пришел на избирательный участок до его открытия. Может быть, соскучился по общению с председателем комиссии, для разговора с которой на пару минут удалился в укромное место. Может быть, чувствует бремя ответственности за будущее страны. Неравнодушный человек. В любом случае – если на участке, до его открытия, появляется глава города – наверняка должно случиться что-то интересное. И оно случилось.

7:56. В помещение врываются избиратели. Они очень хотят проголосовать. Но еще нельзя. Но они хотят. Председатель машет рукой – С праздником! Проходите! – приглашает она. Выборы начались.

На участке находится три полицейских, еще трое, в ком можно опознать наблюдателей, члены комиссии в составе 13 человек, шестеро из которых занимаются выдачей бюллетеней, а остальные куют сокрушительную победу Путину.

9:01. В помещении появляется высокий чин в папахе. Все полицейские бегут к нему.

10:45. Проголосовать пришла заместитель главы Таштагольского района по общим вопросам, Татьяна Бучевская, со свитой. Она же появится в составе большой группы, которая ворвется под утро на мой участок, где я в эту ночь предотвратил грубейшую фальсификацию.
До обеда люди прибывают количеством примерно 100 человек в час. До 12 часов в урну опущено 444 бюллетеня. Признаюсь, работать видео наблюдателем куда приятнее и комфортнее, чем делать это на участке. Я хожу в туалет когда захочу, пью кофе, кушаю и часто смеюсь и ужасаюсь одновременно. И всё время вспоминаю, как мне было в тот день на своем участке. Я не хочу это повторять. Но никуда не денешься. Надо.

13:26. На участке нет ни одного наблюдателя. Кто-то один из них на короткие мгновения появляется и вновь исчезает. Это длится около часа.
Никто не делает вбросов, хотя это самое благоприятное для этого время. Вбросы не нужны. В Кузбассе выборы не имеют никакого отношения к тому, что находится в ящиках для голосования. Все члены комиссии это хорошо знают, поэтому такими глупостями как вбросы, никто заниматься не станет.

С 12 до 14 часов приходит еще 218 человек.
Среди незанятых выдачей бюллетеней членов комиссии, большой ажиотаж. Они пробегают за этот день не меньше футболистов во время ответственного матча.
Фальсификация – весьма трудозатратное мероприятие. Изменение одной цифры по цепочке влечет за собой необходимость корректировки всех других позиций итогового протокола и подгонки множества бумаг.
Профессиональные фальсификаторы должны как можно раньше определить для себя цифры, которые они впишут в протокол. Во-первых, никому не хочется задерживаться допоздна, а во-вторых, задержки выглядят подозрительно, так как честный подсчет голосов не требует много времени, достаточно часа. Поэтому, в течение дня фальсификаторы трудятся как пчёлки. На бумажки и тетрадки в их руках тяжело смотреть. Кажется, что в них, к концу, дня протрутся дыры.
Главное действие происходит в глубине дворца спорта, куда постоянно вбегает множество людей. И тех, которые работают в комиссии, и тех, которые приходят с улицы. Иногда там накапливается до 10 человек. Именно там святое святых, где формируется дар верховному вождю. Всё, что происходит в эти часы в помещении для голосования, не имеет ровным счетом никакого значения.
Честные выборы не требуют никаких лишних движений. Никакой лишней суеты. То, что вместо выборов устраивает кузбасское начальство – выглядит сумасшедшим домом. Суета, беготня, бесконечные перелистывания, пересчитывания, перешептывания, записочки, черновички и густо намазанная нервозностью атмосфера. На ускоренном просмотре это всё выглядит полным безумием.

15:43. Потайную комнату покидает председатель ТИК.
Я вдруг осознаю, что творилось в потайной комнате моего участка. Остается только гадать, какого калибра птицы прилетали в тот день в нашу школу, из которой несло жареным на весь район.

16:29 Председатель собирает какие-то сведения из книг избирателей.
Начинается ажиотаж на столах выдачи бюллетеней, который нарастает.

17:42 Происходит быстрое заполнение книг избирателей. Молодые девочки, вынырнувшие из тайной комнаты, диктуют паспортные данные, члены комиссии вносят записи в книги избирателей и подкладывают их соседке для росписи, чтобы не было совпадения почерка. Звучит подходящее музыкальное сопровождение, Чайф поет песню «Рок-н-Ролл этой ночью». Записей нужно сделать очень много, члены комиссии торопятся. Их не смущает даже появление редких на этот момент избирателей.

18:13 Проставление подписей в книгах избирателей продолжается.
Люди приходят редко. С 14 часов до закрытия участка приходит всего 233 человека.
Итоговая явка проголосовавших в помещении составила в этот день - 895 человек.
В официальном протоколе появится число 1432. Таким образом, Путин уже заработал непосильным трудом 537 голосов. Но самое интересное впереди.


Сцена 2-я. «Город засыпает, просыпается мафия».

Незадолго до закрытия участка появляется молодой человек, он предъявляет комиссии какую-то бумагу и по дальнейшим событиям становится ясно, что это наблюдатель из стана врага.
Председатель пытается остудить его пыл и очерчивает границы, за которые тому не следует заходить. Появление постороннего путает карты, но профессионалов трудно чем-либо смутить.

20:00. Голосование прекращено и начинается, так называемый, подсчет.
По версии комиссии, число неиспользованных бюллетеней составляет всего 79 из 1550 штук.
Общее количество внесенных в списки избирателей на этом участке – 1517.
Проголосовали почти все. Свыше пятисот из них проголосовали даже не зная об этом.
Из ящиков для переносного голосования извлечено 39 бюллетеней.
На столы вываливаются бюллетени из стационарного ящика. В Таштаголе, почему-то, они непрозрачные. Черные, как и сами выборы.
Никто не считает и не объявляет количество записей в книгах избирателей. Этап попросту пропущен.

Начинается сортировка. Это всегда хаос. Звучат фамилии кандидатов. Вряд ли их называют из каких-то теплых к ним чувств – скорее всего, члены комиссии обнаруживают в стопке принадлежащие им голоса. Чаще других звучит Жириновский. Изредка слышны фамилии других кандидатов. Того, кого бы не назвали - не нашлось. Грудинин и Путин табуированы. Если слово Грудинин и прозвучало несмело несколько раз, то слово Путин не звучит вовсе.
Заместитель главы района и директор губернского центра горных лыж и сноуборда включают видеозапись на телефонах и…снимают происходящее? Конечно же нет! Они снимают с двух сторон незваного наблюдателя. Иногда почти в упор. Непрерывно в течение, минимум, часа, пока он не ушел.
По окончании сортировки случается невероятное – члены комиссии незамедлительно начинают совать пачки с бюллетенями в пакеты для мусора и обматывать их скотчем.

Я бы назвал это скотчной вечеринкой. Или скотской, кому как нравится.
Шуршат пакеты, рычит скотч, подсчет окончен.
Не беда, что он так и не начинался.
Кому он нужен? Если это не нужно избирателям, зачем члены комиссии будут, вдруг, утруждать себя? У них другие планы на этот вечер. И на следующий год. И на следующие 6 лет. Эти планы не должны зависеть от выборов. Жизнь сводится для них к прозаичной схеме. Они начальству – взятку голосами. Начальство им – лояльность и крошки со стола.
Где-то в этой понятной рабочей схеме, как в невесомости, болтается рядовой избиратель, на которого всем наплевать.

Все, от кого что-то зависит, удаляются в тайную комнату, остальные разбирают реквизит, маются, полицейский отбивает надувной шарик металлодетектором как ракеткой. С другой стороны импровизированной спортивной площадки, беспечная и счастливая член комиссии, она отбивает рукой.

21:31 Председатель выходит из тайной комнаты с черновиком и приступает к заполнению увеличенной копии итогового протокола. Цифры в него заносятся молча, рядом стоят несколько любопытных, из тех, кто не нашли чем себя развлечь.

Протокол заполнен – звучит команда всё привести в соответствие с протоколом.
Вот так, ребята. Мы то думали, что это протокол должен приводиться в соответствие с результатами. Не тут-то было. Путин-team считает по-другому.
Ранее перемотанные скотчем пачки вскрываются и около 40 минут творится какое-то волшебство, призванное обеспечить для всех хорошее настроение. Всё это происходит под надрывные песни Высоцкого.

В деле активнее других участвует наблюдатель из администрации, которая весь день проскучала. Ей по закону запрещено прикасаться к бюллетеням, но разве может смутить кого-либо столь несущественный нюанс? В определенный момент она вообще остается единственной, кто занят этим процессом.
Наконец, дело сделано, всё уложено в коробку, которая закрывается, и председатель комиссии пинает её ногой в сторону полицейских, бросив в их сторону – охраняйте!

На часах 22:26. Коробка сиротливо стоит посреди помещения.
В 22:30 из потайной комнаты выходит заместитель Главы Района. Он берет коробку и уносит её из-под камер в логово фальсификаторов.
В 22:52 все последние манипуляции с коробкой завершены и она вновь появляется в зоне видимости, председатель собирает всех сообщников в зале, произносит короткую заключительную речь, в которой нет ни энтузиазма, никакого праздника, ведь все всё понимают – все только что поучаствовали в гнусном, грязном, недостойном, отвратительном преступлении и было бы глупо демонстрировать какую-то показную радость по этому поводу.


Сцена 3-я, заключительная. «Этот день они приближали как могли».

Ну а теперь самое время для аналитики.
Творческие муки данного коллектива произвели на свет следующий итоговый протокол:
Общее число избирателей 1517
Проголосовало в помещении 1432 (настоящая явка – 895)
Проголосовало вне помещения 39

Голоса распределились следующим образом:
Бабурин – 0
Сурайкин – 0
Собчак – 0
Титов – 0
Явлинский – 0
Жириновский – 37 (2,5%)
Грудинин – 36 (2,4%)
Путин – 1398 (95%)

Да, да, вы не ослышались. Путин на этом участке не только внес на свой счет 537 не проголосовавших голосов, но и украл подчистую все голоса мелких кандидатов.
И не будь Путин Путиным, если бы он не отщипнул у двух своих ближайших конкурентов, Грудинина и Жириновского, которые, впрочем, совсем не против, еще сотни три, принадлежащих им голосов.

Устроителям выборов плевать на избирателя. Совершенно. Избиратель думает, что он совершает волеизъявление, а на него в этот момент совершает калоизвержение.
Я видел, как выборы фальсифицируют учителя, врачи, работники администрации. Естественно, с непосредственным участием полицейских. Теперь я увидел, как в эту дружную компанию влились спортивные начальники.
Я стал думать. Это же сколько суммарной энергии тратится в нашей стране на вранье, фальсификации, мутные схемы, низкопоклонство, на все эти кривые пути. Сколько времени! Сколько сил! Огромные ресурсы.
Не может идти и речи о развитии страны, если все её силы вышвыриваются в черную дыру нечестия и мифотворчества.
Что если бы мы могли начать созидать вместо бесконечного вранья и бескрайнего идиотизма, которым с упоением готовы заниматься день и ночь?
Конечно же, это была бы самая сильная и прекрасная страна на земле, откажись мы всего лишь от одного единственного – творить неправду.

И в заключение некоторые аналитические данные, проливающие свет на действительность.
На этом участке фиктивная явка составила 96,9%. Реальная – 61,5%
С учетом того, что электоральные предпочтения на небольшой территории примерно равны, а зафиксированные мной при очном наблюдении результаты позволяют сделать вывод о том, что суммарный процент всех путинских конкурентов на прошедших выборах в нашем районе составил примерно 30%, то из 934 реально проголосовавших на участке №1411, у Путина должно быть примерно 654 голоса. При 1398 официальных.

То есть, конкретно на этом участке Путину пририсовали приблизительно 744 голоса.

На моем участке Путин набрал 37% голосов от числа зарегистрированных избирателей.
С учетом моих предположений, относительно масштабов воровства у других кандидатов, на этом участке Путин набрал бы 43% от общего числа зарегистрированных на участке избирателей.

Это к вопросу о том, зачем на выборах так неистово натягивают явку.
Если при всей пропагандистской истерии на участок, для поддержки Путина, приходит лишь каждый третий – это весьма скромный показатель, способный, практически уничтожить дутый рейтинг главного лжеца.

Ну а относительно района, в котором у нас 37700 избирателей, ситуация выглядит следующим образом:
В среднем на каждом участке Путину было приписано минимум 600 голосов. (400-500 за счет неиспользованных бюллетеней и 100-200 украденных у других кандидатов).
Всё беру по минимуму.
Умножив это число на 44 избирательных участка, мы получаем 26400 фиктивных голоса на весь район.
Считать ли весь этот ужас и чудовищную вакханалию выборами – решать вам.
А я продолжаю со своей стороны призывать вас присоединяться ко мне в движении за честные выборы, потому что это единственный способ достичь изменений нереволюционным путем.